Вивальди-Caligula (Хореография Nicolas Le Riche / Ballet de l'Opera national de Paris: Stephane Bullion, Clairemarie Osta, Nicolas Paul, Aurelien Houette / Paris Opera Orchestra / Дирижер Frederic Laroque [2011, Ballet in 5 acts, DVD5 (IPTV)]


 

[Цитировать]

Caligula (Хореография Nicolas Le Riche / Live from the Palais Garnier 08.02.2011)
Год выпуска: 2011
Жанр: Ballet in 5 acts
Продолжительность: 1:29:24
Хореография: Nicolas Le Riche (версия Opera national de Paris, 2005)
Режиссер постановщик Philippe Beziat
Авторы сценария: Nicolas Le Riche & Daniel Jeanneteau
Сценография: Daniel Jeanneteau
Художник по костюмам:Olivier Beriot
Художник по свету: Dominique Bruguiere
Видео:Raymonde Couvreu
Исполнители:
The Moon.Caligulas Vision: Clairemarie Osta
Caligula. Emperor of Rome: Stephane Bullion
Pantomine: Nicolas Paul
Senator: Aurelien Houette
Caligulas horse: Mathias Heymann
Caligulas wife: Eleonora Abbagnato
Corps de Ballet de l'Opera national de Paris
Музыка:
Antonio Vivaldi The Four Seasons
Louis Dandrel electro-acoustic creations
Исполнители музыки: Paris Opera Orchestra
Дирижер: Frederic Laroque
Live from the Palais Garnier (08.02.2011)
Качество видео: DVD5 (IPTV)
Формат/Контейнер: DVDVideo
Видео кодек: MPEG2
Аудио кодек: PCM
Видео поток: MPEG-2, PAL, 720 × 576, 16:9, 25 fps, 8.00 Mbps, Bit Rate: 6.48 Mbps
Аудио поток: 160 PCM stereo, 48 kHz, 1.54 Mbps

Использованное ПО

1. Захват видео (с medici.tv): Replay Media Catcher v4.1.1.0 (For PC)
2. Перекодировка видео: MPEG Streamclip Version 1.9.3b4 (For MAC)
3. Создание DVD: iDVD (7.0.4 (1116) (For MAC)

Калигула в режиме реального времени (10.02.2011)

И за 300 рублей
Формат экрана, правда, подбирался прямо по ходу дела, и спектакль транслировался с техническими сбоями, но об этом предуведомлялось, и было, конечно же, простительно в виду режима «реального времени». Однако, после просмотра балета из древнеримской жизни под названием «Калигула», впервые дававшегося в прямой трансляции непосредственно из дворца Гарнье, можно придти и к неутешительному выводу. Несмотря на то, что этуаль Парижской Оперы Николя Ля Риш, выступивший здесь в роли хореографа, танцевал за свою долгую карьеру в том числе такие балеты, как «Спартак» и «Иван Грозный», а кое-какая сюжетная хореография частенько идет и на самой исторической сцене легендарного театра - культура такого рода балетов находится среди молодых французских балетмейстеров в зачаточном состоянии.
Спектакль подходил к концу, а никакой маломальской интриги так и не вырисовывалось. И это несмотря на описанные у Светония, текст которого Ля Риш, чувствовалось, внимательно штудировал, готовясь к постановке, бурные перипетии жизни знаменитого императора. Все герои балета имели исторически точных прототипов, но дать им хоть какие-то внятные хореографические характеристики (я уже не говорю о скрупулезной психологической разработке персонажей, которую отечественный зритель привык наблюдать в балетах Григоровича или Эйфмана), молодой балетмейстер так и не сумел. А может, даже не ставил перед собой такой задачи. Потому понять, кто есть кто в этой балетной кинодраме, и что здесь собственно происходит, можно было с большим трудом.
Спектакль больше походил на весьма распространенную в западной хореографии бессюжетную невнятицу. Разве что знаменитый конь Быстроногий (Матиас Эйман), для которого реальный император выстроил дворец и хотел сделать сенатором, угадывался легко. Да убивший в конце концов диктатора трибун преторианской когорты Кассий Херея (Орели Утт), показанный в балете почему-то лысым, олицетворял враждебную главному герою силу.
Танцовщица Клермари Оста изображала ту самую Луну, которую по описаниям Светония император «по ночам неустанно звал к себе в объятья и на ложе» и символизировала поэтическую душу Калигулы. А Элеонора Аббаньято – погибшую вместе с мужем жену Калигулы Цезонию, которую сластолюбивый император «выводил к войскам рядом с собою, с легким щитом, в плаще и шлеме, а друзьям даже показывал голой». Для того чтобы понять, что Николя Поль играет любимого мима (и любовника) императора Мнестера, а подыгрывающие ему одетые в белоснежные юбки юноши воплощают античный театр, нужно было уже напрячься.
Не смотря на то, что музыкальный материал спектакля не являлся распространенной сейчас в сюжетных балетах «нарезкой» из различных произведений (использовались исключительно «Времена года» Вивальди, да электронные вкрапления), на историческую тему он ложился плохо, и пониманию конфликтов происходивших на сцене между героями решительно не способствовал. Вспоминалось лишь, как виртуозно использовал ту же музыку Ролан Пети в своем великолепном балете «Времена года». Ну а идти на балетную трансляцию все же стоило. Хотя бы для того, чтобы хоть и виртуально, но воочию (и всего-то за 300 рублей) побывать на спектакле в легендарном театре. А заодно полюбоваться великолепными пластическими возможностями и танцем Калигулы – Стефана Буйона, наряженного для отражения кровожадности в красный купальник с нарисованными ребрами. Этого артиста на гастролях в Москве на этот раз мы, к сожалению, не увидим.
Павел Ященков (По материалам MK RU) 10/02/2011

Балетомания величия (Газета "Коммерсантъ", №206 (3290), 01.11.2005)

"Калигула" в Opera de Paris- премьера балет
Главная сенсация французской балетной осени — мировая премьера балета "Калигула". В качестве хореографа дебютировал кумир парижан, танцовщик-звезда Никола ле Риш. В переполненном зале Palais Garnier ТАТЬЯНА Ъ-КУЗНЕЦОВА, прослушав десятиминутную овацию после спектакля, убедилась, что нет более преданных балетных фанатов, чем французы.
Для балетмейстерского дебюта 33-летний танцовщик выбрал кровавую историю четырехлетнего правления римского императора Гая Калигулы, заранее пообещав стереть все клише, накопившиеся вокруг этого персонажа за последние две тысячи лет. Собственно, в ХХ веке французские интеллектуалы только это и делали, и в результате их усилий психопат и садист преобразился в нонконформиста и мученика, в одиночку сражавшегося с несовершенством мира и собственными недугами.
Из всех литературных источников молодой хореограф выбрал Светония и Ролана Барта, выстроив либретто из тщательно подобранных цитат: сюжетную фактуру предоставил римский историк, ее интерпретацию — французский философ. Структуру сочинения начитанный танцовщик позаимствовал у классицистской трагедии, разделив непрерывные полтора часа действия на пять условных "актов" и сопроводив постановку музыкой из "Четырех сезонов" Антонио Вивальди.
Сценограф Даниэль Жаннето придумал стильное минималистское оформление, символизирующее гнет тоталитаризма: приземистые, крашенные оранжевой краской деревянные колонны запирают кулисы справа и слева, глухой черный задник лишь изредка приоткрывает ослепительно белую лестницу, а над всей сценой угрожающе низко провисает исполинское полотнище — этакая удушливая подушка неба. В костюмах выдержать стилистическое единство ему не удалось: римские сенаторы в мягких сапогах-ичигах, черных штанах и колетах с серебристым намеком на латы похожи на грузинский танцевальный ансамбль. Калигула в пурпурном коротком трико и колете без рукавов напоминает пляжных мальчиков из висконтиевской "Смерти в Венеции", а танцовщица, обозначенная в программке как Луна и Непосредственный Эрос, носит короткую пышную юбочку наподобие балеринки Дега.
Намерение хореографа одновременно и рассказывать, и комментировать сюжет превратило спектакль в сущий ребус. С историей Никола ле Риш справился с чисто балетной наивностью. Калигула у него вышел избалованным, но благородным мальчишкой, который мечтает об идеальной любви, играет в театре вместе с мимом Мнестром и дразнит трусливых ханжей-патрициев. Роль императора, доверенная самой юной звезде Парижской оперы — Матье Ганьо, построена на хрустальных па классического танца, то есть обезличена по природе. Когда романтический красавец вытягивает в адажио свою длинную прекрасную ногу, застывает в безупречном арабеске, взмывает в образцовом перекидном jete, видно, что помыслы его высоки, а преступления — чистая условность. Вот Калигула заставил сенатора Херею (Вильфрид Ромоли) замереть на одной ноге и повыше задрать другую — метафора унижения, вот оторвал рукав от куртки патриция — метафора изнасилования, распорол колет у другого — метафора убийства (под колетом оказалась красная тряпка, обозначающая вылезшие кишки). Такой же бутафорской оказалась и сцена гибели самого императора — самая комичная в балете: сенаторы помахали кулаками над присевшей на корточки жертвой и освободили сцену для финальной вариации. Смертельно раненный Калигула старательно (но неумело) исполнил два двойных assemble, аккуратный круг jete en tournant, допрыгал до авансцены, оскалился в публику — и умер.
Затравленных шаловливым императором сенаторов хореограф изображает без особой симпатии, одаривая их самыми расхожими приемами современного танца — благо Никола ле Риш перетанцевал спектакли всех корифеев ХХ века: тут и раскоряченные вторые позиции, и стопы "утюжком", и "волны" корпуса, и завернутые ноги, и мелкая дрожь тел. И все же в исполнении Вильфрида Ромоли — кряжистого танцовщика с лицом крестьянина, главного в Парижской опере специалиста по современному танцу — даже эти штампы выглядят живее и осмысленнее, чем стерильная классика вариаций императора.
Со старобалетной прямолинейностью расправившись со Светонием, хореограф запутался в философских хитросплетениях. В дуэтах Калигулы с Луной-Эросом (эту партию Никола ле Риш отдал любимой жене — Клермари Оста) хореографических идей оказалось немного, зато конкретных подробностей предостаточно. Небесное тело с нервными повадками порочной девственницы беззастенчиво динамило несчастного юнца, то щеголяя ножками перед самым носом, то истерично вырываясь из его объятий — до тех пор, пока тот не сворачивал Луне шею: бездыханное тельце небесного светила распростерлось у ног Калигулы. Напротив, вполне реальный мим Мнестр в исполнении звездного Лорана Илера превратился чуть ли не в воплощение античного Рока — так завораживающе дефилирует по просцениуму этот актер-харизматик, способный загипнотизировать публику одним движением пальца. А любимый конь императора, тот самый, которому исторический Калигула выстроил мраморный дворец и которого чуть не сделал сенатором, оказался в балете олицетворением инцестуальной любви. В этом "коне", хоть и одетом в кожаное платьице, трудно признать покойную сестру императора — уже очень натурально он гарцует с мундштуком в зубах, когда император на длинном поводе выгуливает его по сцене. Однако с программкой, подкрепленной цитатой из Барта, не поспоришь — призвав на помощь все силы воображения, можно принять прозаичные вожжи за невидимую пуповину, связывающую кровных родственников.
Глава парижской балетной труппы Брижитт Лефевр любит и ценит своих звезд: Никола ле Риш — уже третий танцовщик в звании etoile, которому она доверила постановку полнометражного балета. Весь Париж сбежался смотреть, как знаменитый танцовщик справился с новой ролью. Удивительно, но кажется, что "Калигула" оказался очень личным высказыванием — Матье Ганьо танцует и императора, едва не погубившего Рим, и самого Никола ле Риша, равно готового и возложить на себя триумфальный венец хореографа, и пасть под ударами неблагодарных балетных критиков.
Татьяна Кузнецова

Скриншоты












Показать сообщения:    

Текущее время: 11-Дек 01:28

Часовой пояс: UTC + 3


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Вы не можете прикреплять файлы к сообщениям
Вы не можете скачивать файлы