Tanztraume / Танцующие мечты (Anne Linsel / Rainer Hoffmann / Pina Bausch [2010, modern/documental, WEBRip (DVD5)]


 

[Цитировать]

Tanztraume / Танцующие мечты
Год выпуска: 2010
Жанр: modern/documental
Продолжительность: 1:28:59
Язык: немецкий
Перевод: Закадровый многоголосый перевод
Режиссер/Хореограф: Anne Linsel / Rainer Hoffmann / Pina Bausch
В фильме принимают участие:Пина Бауш, Бенедикт Биллет, Джозефин Энн Эндикотт ....
Качество видео: WEBRip (DVD5)
Формат/Контейнер: DVDVideo
Видео кодек: MPEG2
Аудио кодек: PCM
Видео поток: 224 MPEG-2, 720 × 576, 16:9, PAL, 25 fps, 8.00 Mbps, Bit Rate: 6.38 Mbps
Аудио поток: 160 PCM stereo, 48 kHz, 1.54 Mbps

ЕЩЕ НЕМНОГО ВИНА, СИГАРЕТКУ, НО ТОЛЬКО НЕ ДОМОЙ

Cветлана Щагина:
В российском прокате показали фильм «Пина. Танцующие мечты» (Tanztraume, 2010) — документальное кино, зафиксировавшее любопытный эксперимент — Пина Бауш, икона современной хореографии, собирает третью редакцию своего знаменитого спектакля «Kontakthof», позвав в качестве танцовщиков обыкновенных немецких школьников.
Мороженое-рожок эта женщина облизывает как в последний раз. Размазанные губы. Пообвисшая грудь. Черное с блестками платье облегает так, что виден выпирающий от лет живот. Под мышкой — клатч. Им она бьет себя по голове. А еще прокуренным голосом хрипло и страстно ругается на всех этих одинаковыми каракатицами ползающих по сцене молодых людей. В финале победно заявляет в зал: «Мой муж любит мое тело». Боже мой, она еще и пьяна.
Два парня танцуют престранное буги. Мало того, что парни «из этих», так и танец — наперекосяк. Лихой и вместе с тем робкий танец-объятие. Долговязый блондин захватил длинной ногой стан невысокого брюнета. Руками хватать неловко. Они ведь едва знакомы. А ногой вроде и ничего, прилично.
Мадам сует телефонную трубку в унитаз. На том конце провода хлопочет мужской голос. Мадам спускает воду. Она — ответила.
Подобные пластические эпизоды-метафоры на гендерную тему — фирменный стиль хореографии Пины Бауш. Их можно пересказывать бесконечно. Но это сцены из совсем другого фильма, «Die Klage der Kaiserin» («Плач императрицы», 1990, режиссер Пина Бауш).
Ничего подобного вы не увидите в фильме Анны Линзель «Пина. Танцующие мечты» (так в нашем прокате перевели «Tanztraume», для зазывности прикрепив к названию божественное имя).
Пина Бауш — спокойствие, только спокойствие, убранные в конский хвост волосы, черный свитер, брюки, мужские ботинки, чуть-чуть улыбки, неизменный Camel, круглая карманная пепельница на столе — в 2006 году Линзель уже снимала о ней фильм. Получилась обыкновенная ТВ-документалка, без взлетов и падений: только сцены из спектаклей и «говорящие головы» (комментарии Пины, комментарии танцовщиков), иногда, для пущей «подлинности», в кадре мелькала подвесная дорога Schwebebahn (великая достопримечательность Вупперталя) и Макдоналдс рядом с театром.
«Tanztraume», конечно, интересней. Фильм фиксирует репетиционный период спектакля «Kontakthof», поставленного с подростками от 14 до 18 лет. За тридцать лет Пина Бауш презентовала «Kontakthof» трижды. Впервые — с собственной труппой в 1978 году. На премьеру пришло 50 человек, из них 20 вскоре покинули зал. Чопорная публика Вупперталя как в воду глядела: спектакль — провокация, издевка над лучшими чувствами, режиссер — радикальная феминистка. Бауш не задумывала ни того, ни другого. Все, что ей было нужно, — сказать правду о людях, о преодолении ими собственных комплексов и перверсий. Ну да, в те времена еще не принято было выражаться столь жгучим образом. Потребовалось не меньше десятилетия, чтобы Германия (да и то лишь после мирового признания гениальности собственной дочери) попривыкла ко всем этим «уродствам».
Что такое «Kontakthof»? Кажется, в немецком словаре вовсе нет этого слова, но есть «kontaktfeld» («контактное поле», «зона контакта»). Если же слово разъять на два: «kontakt» («контакт» или «связь») и «hof» («постоялый двор», «гостиница»), то мы получим вовсе не многозначную «Зону контакта», как переводят «Kontakthof» у нас, а образ вполне конкретный и грубый: дом свиданий, бордель. Место, где мужчина выбирает женщину.
Старый дансинг, где происходит действие, — пространство временного пребывания, территория встреч-расставаний. Трепещет, пощелкивая, пластинка с приторным танго из репертуара Хуана Ллоссаса. Сходятся мужчины и женщины. Демонстрируют себя друг другу — завлекают, торгуются, паясничают, дразнят, убегают, остаются в одиночестве — вызывающие и беззащитные.
Любая история от Пины Бауш ставит зрителя в положение вуайериста. С той лишь разницей, что подсматриваешь ты не за кем-то посторонним, а за самим собой.
«Меня не интересует, как люди двигаются. Мне важно, что ими движет», — кто только не повторял это вслед за Бауш, но лучше не скажешь. Она не давала объяснений своим творениям. Помалкивала с журналистами. Когда видишь ее работы — понимаешь, что перед тобой не вполне спектакль и уж точно не балет. Более всего происходящее на сцене напоминает жизнь. Давным-давно, в 33 года, получив в управление здание в провинциальном Вуппертале, Пина Бауш первым делом переименовала балетную труппу в танц-театр («Tanztheater Wuppertal»). Через какое-то время совершила революцию: велела танцовщикам на сцене играть не эфирные создания, а обыкновенных людей. Вмонтировать в танец простые движения обыденной жизни — ковыряние в носу, размазывание слез по лицу, шлепки, тычки, почесывания и пощечины. Артисты заговорили на разные лады: шептали, устраивали истерики, несли чепуху. Танцевали, казалось, невзначай. Выглядели просто людьми, которых потянуло на танец. Естественные движения, свобода от заученных формул, экспрессивный, спотыкающийся жест.
Еще одно ноу-хау от Бауш, уже ставшее в contemporary dance общим местом: танцевать может каждый. Любой рост, вес, цвет кожи. Все равны.
2000 год — выход «Kontakthof mit Damen und Herren ab ’65’» («Зоны контакта, дамы и господа за 65»). За два года до события в Вуппертале появилось объявление, приглашавшее пожилых людей без актерского опыта принять участие в отборе. В 2007 году Пина Бауш решила в третий раз повторить историю «Kontakthof», сделав ставку на нежный возраст. По Вупперталю снова висели объявления. Отобрали сорок человек. Репетировали год, каждую субботу.
Кадры с Бауш в «Tanztraume» уникальны уже тем, что это ее последние съемки в кино — через год она умрет от поздно диагностированного рака. В фильме Бауш появляется нечасто: ободряюще улыбнется, даст ценные указания и вскоре, извинившись, откланяется: «пора на репетицию».
В ее отсутствие у Бенедикт Биллет (Benedicte Billet) и Жозефин Анн Эндикот (Josephine Ann Endicott) — профессионалов «Танцтеатра» — непростая задача. Подростки-дички разных вероисповеданий и социальных слоев должны научиться главному, что умеют танцоры Бауш: разоблачаться полностью, во всех смыслах.
Поэтому эти уже немолодые дамы орут друг другу в лицо: «Ступня! Щека! Спина! Живот! Колено! Рука!» За их спинами теснятся, по-солдатски молниеносно подчиняясь крикам, новоиспеченные артисты. Еще месяц назад они знать не знали, кто такая Пина Бауш. Многие даже не умели танцевать.
Ты же женщина! Грудь вперед, попу назад — покажи свое тело! А ты — мужчина! Где твои плечи?
Дотроньтесь до носа мужчины. До волос женщины. Сейчас!
Камера фиксирует настоящие мучения: в первый раз, на глазах толпы, отрабатывать плавные, обольстительные движения навстречу друг другу — что может быть ужаснее? Кажется, этот мужской голос со старомодной пластинки просто издевается над твоими стараниями: «Милостивая госпожа, Вы так прекрасны, что я не осмеливаюсь взглянуть на Вас».
«Tanztraume» в полной мере демонстрирует то, что спектакли Бауш, по ее собственным словам, «не растут от начала до конца. Они прорастают изнутри — наружу», а еще есть психотерапевтический эффект ее метода.
«Сначала мне было очень непривычно. Даже просто за руки». «Прикосновения — довольно большая проблема в этих танцах. Потому что я раньше никогда этого не делала. Я еще никогда не влюблялась по-настоящему», — девочки почти краснеют, говоря это, но им любопытно пойти до конца.
Через год участников «Kontakthof» не узнать. Один паренек рассказывает, что «стал общаться с людьми, к которым никогда бы не подошел раньше», у другого — высокие оценки по всем устным предметам, тогда как обыкновенно он просто отмалчивался на задней парте. И, разумеется, все они, как в мультфильме про Чебурашку, «передружились».
Твоя сцена о том, как один человек хочет, чтобы другой человек… ну… — Жозефин сочувственно смотрит на Алекса, который готов провалиться сквозь землю, — снял с себя одежду. Это немного неловко, когда ты делаешь это в первый раз, но в какой-то момент тебе придется это сделать.
Алекс делает — но ничего особо щекотливого мы не дождемся. «Tanztraume», благодаря этому флеру неопытности и незнакомства с жизнью, окружающему его героев, — очень целомудренное, нежное кино. Может быть, даже слишком целомудренное.
Пройдя знаменитую сцену ощупывания (метафора, конечно: женщина — в толпе мужчин, каждый с любопытством, вручную изучает ее, как ребенок куклу, и точно так же бросает), Ким делится: «Моей героине было грустно, и поначалу все они хотели меня подбодрить, но скоро их прикосновения стали более грубыми… в конце концов остался один Сафат. Ну и… он шлепнул меня по заднице».
Пока героиня Ким плачет, молодые люди устремляются за новой девицей. Сценарий стар как мир.
Джой нервничает — ей никак не дается независимая походка с бесстрастным лицом.
— Я не уверена, что смогу…
— Когда я танцевала эту партию, у меня был озноб, у меня волосы вставали дыбом, я едва могла дышать, а просто ходить туда-сюда, как ты сейчас… — Жозефин разводит руками.
Через полгода Джой сидит на стуле и запросто то мяукает, то криком кричит: «Любимый! Любимый!..» Сафат все время роняет пюпитр, тянет руки к Джой — она проходит мимо с высоко поднятым подбородком. Льняные волосы, худоба топ-модели, нордический взгляд — какая особа.
Сценические этюды от Пины Бауш вполне могут конкурировать с жизнью. По плотности переживаний они даже перегоняют ее. Недаром именно над кадрами из «Кафе Мюллер» роняет слезы герой Альмодовара («Поговори с ней»): одинокая женщина вслепую идет по пустой зале кафе, ища кого-то отчаянными руками, но находит только стулья. Что за жизнь у этой сомнамбулы, понятно без слов. Точно так же, как все понятно про жизнь другой дамы — всего лишь по одной, оброненной в «Вальсах» (1982), фразе: «Еще немного вина, сигаретку, но только не домой».
За время Пины Бауш спектакль «Kontakthof» прошел три круга. Тридцатисорокалетние танцевали настоящее, мужчины и женщины за шестьдесят пять — прошедшее. Танцевали не столько мечту, сколько реквием по ней. Подростки, конечно, танцуют будущее. Как бы карамельно это ни звучало.

Бонус

В качестве бонуса промо видео видеоинсталяции с выставки Питера Пабста (Dream Spaces an exhibition by Peter Pabst 2009) состоявшейся в Bochum Museum 2009 (Germany) и посвященной памяти Пины Бауш.

Использованное ПО

1. Захват видео (ivi.ru): Replay Media Catcher v4.1.1.0 (For PC)
2. Перекодировка видео: MPEG Streamclip Version 1.9.3b4 (For MAC)
3. Создание DVD: iDVD (7.0.4 (1116) (For MAC)

Скриншоты














Показать сообщения:    

Текущее время: 10-Дек 13:47

Часовой пояс: UTC + 3


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Вы не можете прикреплять файлы к сообщениям
Вы не можете скачивать файлы