Отвлеклись от "Руслана" ради открытия Большого


 

[Цитировать]

Екатерина Бирюкова Ради открытия Большого и Четвертой Шостаковича Черняков и Юровский отвлеклись от «Руслана»--Большой театр открылся. Такое ощущение, что никто этому не рад. Это событие — лишь еще один повод горько поиронизировать над «этой» страной. Москва встала в пробку, рабочего сцены придавило декорациями, чуть ли не весь отдел культуры РИА «Новости» собираются увольнять за то, что при перечислении вип-гостей на гала-концерте по случаю открытия театра внучка Горбачева была названа его женой.-Если ориентироваться не на официальное телевидение, а на более вольные комментарии в альтернативных источниках информации, то самим гала-концертом, который оказался не столько концертом, сколько авторским высказыванием режиссера Дмитрия Чернякова, тоже все недовольны. Но по-разному. Одни — партийным консерватизмом с серпами и молотами на занавесе, другие — неуважительным авангардизмом со строительными касками во время хора «Славься!». Кажется, что все смотрели разные мероприятия. Но это говорит скорее о разбалансированности общества, чем о самом представлении.-Действительно непонятно, кого должно оно было порадовать. Первое лицо в царской ложе, прежде не замеченное в любви к классической музыке? Медийную тусовку, мертвой тишиной провожавшей балетные батманы и оживившейся только на выходе живых коня с ослом? Работников театра? Миллионную аудиторию телевидения и интернета? Ясно, что всем не угодишь, и Черняков, кажется, порадовал прежде всего самого себя.- Продемонстрировать какое-то личное отношение в подобном жанре без сюсюканья и картонной улыбки невероятно сложно. Но оно там было продемонстрировано — смело и искренне. Только это было отношение скорее к месту, к зданию, чем к людям. К большому, плотному, помпезному и одновременно щемяще-уютному прошлому этого места: с парадом занавесов и народных кумиров, ностальгическим служебным подъездом — этим эпицентром реальной жизни театра — и шутливо-фантасмагорическим танцем капельдинерш с цветочными корзинами в руках. И к его высокотехнологичному будущему, на которое намекали бесшумные сценографические чудеса, происходившие на начиненной новой машинерией сцене. Но не к настоящему, в котором нет великого оркестра, нет своих актуальных певческих звезд (а приезжие позорно поют по бумажке), нет, в конце концов, устоявшегося представления о том, что в оперном и балетном спектакле хорошо, а что плохо.-На этом фоне вроде совсем не драматично выглядит история со вторым главным героем этого московского музыкально-театрального сезона, который уже послезавтра, 2 ноября, вместе с первым представит премьеру «Руслана и Людмилы» на обновленной сцене Большого. Это Владимир Юровский. В промежутке между репетициями «Руслана» дирижер согласился спешно заменить заболевшего Инго Метцмахера в концерте Российского национального оркестра. Он немного изменил программу, еще отчетливее выделив главное ее событие — Четвертую симфонию Шостаковича.-Написанная, но не исполненная в 1936 году (дело было уже после правдинской статьи «Сумбур вместо музыки»), симфония до сих пор остается сложно одолеваемой вершиной симфонизма ХХ века и символом его, этого века, мучений. Юровский не раз исполнял Четвертую за рубежом, и огромная ее форма у него четко продумана. Долгое романное повествование, такое невероятное для современного клипового сознания, сохраняет напряженность от первой до последней ноты. При этом никакого шаманства нет, бездны трагизма открываются умно и просчитанно.-РНО, с которым Юровский работает уже много лет, сыграл один из самых важных своих концертов, продемонстрировав не только профессионализм, но и такое — еще более дефицитное — качество, как энтузиазм. Был несомненный успех у публики, все довольны. Но определенная горечь уже чувствуется. Очевидно, что любит-то Юровский РНО (и, похоже, это взаимно), а жить-то ему теперь с ГАСО, в котором он теперь худрук.-_openspace.ru--

Торжественное открытие Большого театра (Полная трансляция)

[youtube]http://www.youtube.com/watch?v=bxYUfsM58Zw[/youtube]

Дмитрий Черняков (Dmitry Chernyakov)

Закончил как режиссер Российскую академию театрального искусства (ГИТИС). По окончанию работал в Русском драматическом театре Литвы (Вильнюс). В течении последующих лет поставил ряд оперных и драматических спектаклей в городах России и Прибалтики: Москва, Санкт-Петербург, Новосибирск, Вильнюс, Самара, Казань, Омск и др. Почти во всех спектаклях является автором сценографии и костюмов.
Лауреат Национальной театральной премии «Золотая маска» 2001 года за постановку спектакля «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии» в номинации лучший спектакль и лучшая режиссерская работа.


Последний раз редактировалось: admin (2011-11-06 16:58), всего редактировалось 1 раз

[Цитировать]

Торжественное открытие Большого театра (Полная трансляция)
Было 2 светлых момента в этом Шоу - Захарова с Уваровым в Лебедях с вымуштрованным кордебалетом, и шуточный Танец-проход капельдинерш, а обещанного Доминго не было - слезы капали!

[Цитировать]

aga, ожидаемого Холберга тоже зажали! Наверное, его Цискаридзе в заложники взял ca

[Цитировать]

morkofffka,
Холберга не обещали, его готовят к премьере Спящей, чтобы был свеженьким, новеньким и неожиданным, не подпорченным этой дикой тусовкой. bi

[Цитировать]

Мое лично мнение лес рубят -щепки летят.
Но что касается самой реконструкции это конечно безобразие не учитывать пожелания артистов.
[youtube]http://www.youtube.com/watch?v=IzXsjb_KRfI&feat...bedded[/youtube]
[youtube]http://www.youtube.com/watch?v=nhXBPQ_jlek[/youtube]

[Цитировать]

Свидетелство блогера Ольги Евсеевой о реконструкции Большого театра - сказано на Эхе!
Можно читать, смотреть и слушать, выпуск за 03 ноября 2011г , ведущая Ксения Ларина
http://www.echo.msk.ru/programs/blogout1/
Текст - ниже, касающийся только реставрации.

Читать

К.ЛАРИНА: Теперь я обращаюсь – по телефону у нас Ольга Евсеева. Оля, вы здесь? Добрый вечер.
О.ЕВСЕЕВА: С чего начать? Со спектакля или с реставрации?
К.ЛАРИНА: С реставрации.
О.ЕВСЕЕВА: С реставрации. Хорошо. Ну, естественно, поскольку в Большой театр я хожу достаточно регулярно аж с 1993 года, естественно, я помню, что было тогда. И, естественно, я читала все интервью Николая Цискаридзе, и мне было интересно, насколько он прав, поскольку была достаточно ему дана резкая отповедь и со стороны руководства театра, и со стороны Министерства культуры. Дальше, что называется, по пунктам.
Первая претензия, которую Николай высказал, это качество позолоты, которой декорирован зрительный зал. Я не поленилась. Значит, во-первых, я сделала вчера в Большом театре несколько крупных планов именно позолоченных участков декора.
К.ЛАРИНА: Это то, что вы там выложили тоже у себя в блоге фотографии?
О.ЕВСЕЕВА: Да-да-да, это вот мой самый свежий пост. А во-вторых, я не поленилась, покопалась на форуме, где общаются между собой работники-позолотчики, которые как раз и обсуждали свою работу на объекте Большой театр. И там я нашла такую информацию, что в случае, если позолота сусальным золотом вне зависимости от того, полированное золото или матовое, идет ровно, если это все позолота, то ни границ, ни каких-то ляпов, ни клякс, ни полосок видно быть не должно.
К.ЛАРИНА: А здесь есть, да?
О.ЕВСЕЕВА: А здесь есть, причем очень четко. При этом позолотчики очень жаловались на орнамент, который им приходилось золотить, и говорили, что орнамент – размазня. Вот это, что называется, цитата с форума. На самом орнаменте, покрытом желтовато-золотистой краской, на самых выступающих частях идет полоска сусального золота. Так что в этом пункте Цискаридзе не соврал.
Следующий пункт, о котором говорил Цискаридзе, это лепнина на пилястрах между ложами. Он говорил о том, что если раньше это была позолоченная лепнина, то сейчас там местами пластик. Просто пластиковые рейки. Посмотрела, потрогала руками, постучала ногтем. Совершенно верно: рамочка, обрамляющая виньетку из чего-то позолоченного, рамочка сделана из пластиковой рейки. Сама виньетка вот эта позолоченная, якобы, лепная – я не знаю, лепнина это позолоченная? Мне до нее, к сожалению, было высоко, не дотянуться. Цвета она хорошего, ровненького, золотистого, но это не лепнина, крепленая на стену, это что-то, сделанное отдельно и прилепленное на стенку. Причем, я видела фотографии, выложенные в интернете, где расстояние между самой вот этой вот накладкой и стеной достигает от 1,5 до 3 миллиметров, то есть там четко видно, что это приклеено.
К.ЛАРИНА: Оль, а, вот, полы скользкие вот такие, про которые говорил Цискаридзе?
О.ЕВСЕЕВА: Это пресловутая венецианская мозаика.
К.ЛАРИНА: Это вот там какая-то плитка, что ли? Или что это такое?
О.ЕВСЕЕВА: Это не плитка, это мелкая мозаика, вбитая в бетонную или песчаниковую, или цементную основу, и сверху затертое все это цементом. Они отполированные. Значит, проблема этих полов. Да, во-первых, они очень скользкие. Во-вторых, если это, действительно, вбито в песчаник, как об этом твердит руководство театра, или если это вбито в цемент, что тоже возможно, то железные набойки каблуков, на которых будут приходить дамы, разобьют эту основу за год-полтора. То есть через год-полтора мы будем иметь не скользкий, но щербатый пол.
К.ЛАРИНА: Оль, но, как бы, давайте, резюмируя эту часть нашего разговора. Все-таки, в чем-то соврал Николай? Или все, что вы могли проверить, вы проверили и все подтвердилось?
О.ЕВСЕЕВА: Все по пунктам. Подтвердилось все по пунктам. Более того, Николай еще не упомянул, что и большая люстра в зрительном зале другая.
К.ЛАРИНА: Там какие-то странные свечки сымитированы, которые... Я тоже видела на фотографии, не знаю, ваша или не ваша, они там все вразнотык все понатыканы.
О.ЕВСЕЕВА: Они вразнотык все понапиханы, эти имитации свечек. Половина свечек уже не горит.
К.ЛАРИНА: Половина не горит – там кто-то написал, что такой взрыв на макаронной фабрике.
О.ЕВСЕЕВА: Совершенно верно.
К.ЛАРИНА: Слушайте, а еще я обратила внимание – я только с внешней стороны его видела, внутри еще не была – что там какой-то невероятный пиетет перед периодом советской истории. И объяснить это невозможно. Потому что, все-таки, господа, ведь, театр начал свою жизнь и свою историю ведет с 1776 года, если мне память не изменяет, да? А здесь такое ощущение, когда смотришь на него со стороны улицы, что он основан в году 1917-м, потому что слева я вижу огромную мемориальную плиту, на которой крупными буквами написано «Ленин», а справа огромная плита, на которой крупными золотыми буквами написано «СССР». Учитывая, что там, по-моему, фронтон тоже над сценой тоже такой, сталинский они установили, да?
О.ЕВСЕЕВА: Нет, фронтон – это повторение старого, это называется «Арлекин» (вот этот занавес). Это повторение старого, он вполне достаточно приличный. Что касается мемориальных плит, ну, на самом деле, то, что их не сняли, это, в общем, не так уж плохо. Меня больше повеселила, конечно, история с фиговым листком и венком для Аполлона.
К.ЛАРИНА: Это, действительно, так?
О.ЕВСЕЕВА: Вы знаете, самое веселое в этой истории, что когда одно из СМИ обратилось в пресс-службу фирмы-генподрядчика, в пресс-службе им сказали, что «Вот, вы все обсуждаете фиговый листок, а никто не заметил венка на голове у Аполлона». Я еще раз посмотрела фотографию, сделанную крупным планом. Венка на голове Аполлона нет – венок Аполлон держит в руке, в той самой руке, в которой до реставрации он держал вожжи. А сейчас он держит в руке венок – кони сами по себе, он им вслед веночком машет, видно, прощается.
Но господин Ремчуков, попечитель нашей Культуры, подает на Цискаридзе в суд!

[Цитировать]

aga, этого следовало ожидать) я был в Большом театре до реконструкции несколько раз и в приницпе мне все равно какая там лепнина и люстры.
Театр - это иллюзия, возможно и сам зал часть представления, ведь костюмы не всегда бывают от Кардена)
Но что касается той части театра, которую зритель не видет необходимо было сделать именно для артистов. Пусть дешевле, не так ярко и красочно, но для людей.
Я вообще считаю что необходимо было создавать несколько советов, наряду с попечительским.
Например точно понятно, что для оперных артистов есть свои нюансы, для балетных свои. Эти требования необходимо было хотя бы поверхностно принять, а в идеале полностью.
У Цискаридзе наверное тоже свои цели во всей этой котовасии, однако явно видно, что он преследует только одну главную цель - довести до общественности халатное отношение администрации к людям, которые работают в главном театре страны.
Это печально, но удивляться здесь не чему.

[Цитировать]

Премьер покажет-
Николай Цискаридзе: “По закону меня никто никуда деть не может!”
Так и не удалось тихо-мирно открыть Основную сцену Большого театра: критика реставрации, прозвучавшая из уст Николая Цискаридзе во многих СМИ, заставила и министра культуры Авдеева, и худрука балета БТ Филина скрупулезно опровергать резкие высказывания премьера о качестве 21-миллиардного ремонта. Так уходит зачинщик скандала из Большого или нет?
— Итак, Николай, вы останетесь?
— СМИ раздули бог знает что из этого всего. Перевирают мои фразы как хотят. Я здесь как работал, так и собираюсь работать.
— Сейчас в каких спектаклях Большого вы заняты?
— Недавно станцевал в балете «Жизель», 23 ноября первый раз должен выйти на Основную сцену в «Спящей красавице», а в декабре-январе пойдут «Щелкунчики». А что там дальше — сказать вам не могу.
— А то худрук балета Филин в каком-то интервью вычитал, что 31 декабря вы станцуете «Щелкунчика» в последний раз...
— Если бы он внимательно умел читать, то такую ересь бы не нес. Он сам мне сказал несколько дней назад, что «Щелкунчики» у меня будут 31 декабря, 2 и 7 января. Кстати, 31 декабря вечером «Щелкунчика» я танцую с 1995 года (пропускал два раза — первый из-за травмы, а второй танцевал в Парижской опере). Это уже традицией стало.
Вообще же хочу, чтоб меня оставили в покое. Сказал (про качество ремонта. — Я.С.) то, что знаю. За что могу нести ответственность. Если кому-то очень нужно уличить меня во лжи — подведу и покажу. А то, что мои слова перевирают и каждый отвечает то, что хочет, — это их проблемы.
— Никакого нажима от руководства за скандальные слова на вас не было?
— Я только читаю прессу. И очень удивлен, что взрослые дяди пытаются меня опровергать. Я ни слова не сказал про деньги или про бетон. Никогда не говорил неправды. Очень удивлен, что министр культуры говорит огульно, я могу подвести его лично и показать, где висит пластмасса и где маленький потолок. Я вообще ни с кем не борюсь!
— Но высказывалось мнение, что вы обижены из-за того, что не стали худруком балета...
— Если бы я очень хотел стать худруком, то поехал бы туда, куда меня пыталось Министерство культуры отослать.
— А куда, простите?
— В один из крупных провинциальных городов, там в конце зимы прошлого года очень большой пост мне предложили. В каком именно театре — не хочу говорить. Тогда я им сказал: «Мое место в Большом театре, не хочу руководить нигде, вообще не пойду ни в один московский театр руководителем! Для меня самое главное в жизни — быть артистом Большого. Если вы хотите, чтобы я вам помог в нормализации работы Большого театра, — пожалуйста».
— Но они не захотели. Но вы еще можете возглавить балет?
— Я такие вещи вообще не обсуждаю ни с кем. Хотя пытаются внедрить в сознание масс, что якобы я на кого-то обижен... Никогда в жизни не был ни на кого обижен! У меня все в жизни слишком хорошо! Это в вашей газете было написано, что даже гардеробщицы не узнали нынешнего художественного руководителя балета. Извините, мне не надо за это бороться: меня знает любой человек на улице. Я это заслужил тем, что очень много работаю!
— Но ваши поклонники спрашивают: когда у Николая подойдет к концу балетная карьера, куда он пойдет?
— Слушайте, даже если перестану танцевать — я уже и так работаю педагогом-репетитором в театре, штатный работник, у меня полторы ставки, по законодательству меня никто никуда деть не может! Мало того, работаю педагогом на кафедре хореографии в Московской академии хореографии. А еще ведущим на телеканале «Культура». У меня очень много работы!
— Вы с Иксановым продолжаете общаться?
— За этот сезон его видел один раз. Случайно в коридоре. И никто со мной не говорил на эту тему (по поводу высказываний о ремонте). Еще раз: я никого не ругал, но произнес факты, которые меня, как работника театра, расстраивают. Потому что есть вещи, которые можно было исправить в момент строительства. А петь панегирики — не понимаю чему... Я рад, что достаточно остро высказались Зураб Соткилава, Галина Вишневская, Елена Образцова. Простите, пожалуйста, но мы не последние люди в истории Большого театра, чтобы не иметь права сказать своего мнения.
материал: Ян Смирницкий
газетная рубрика: МОСКОВСКИЙ ГОРОДОВОЙ

[Цитировать]

"Страсти по Большому" кипели еще год назад - выкладывалась ТВ передача-обсуждение с ведущей Светланой Сорокиной, где Цискаридзе предупреждал, делал замечания и предъявлял большие претензии Никите Шангину, как гл.архитектору реконструкции Большого
http://teatrix.ru/viewtopic.php?t=2416
Можно посмотреть и вспомнить!
Но это надо читать и видеть власти и ее прихлебателям, типа г-на попечителя, Ремчукова.
Теперь оказывается и люстру куда-то пристроили, а повесили Бог знает что, где некоторые свечки уже не горят.
По квадриге Петра Клодта читать без смеха нельзя, но..... не все так просто!
Фасад главного театра страны предстает теперь обновленным, что может повлечь за собой замену 100-рублевых купюр
http://rus.ruvr.ru/2010/08/06/14777278.html
Вот и я теперь хочу фиговый листок на 100-рублевой купюре, раз это оказалось исторической правдой!
Даешь новую сторублевку! bi bp

[Цитировать]

[youtube]http://www.youtube.com/watch?v=P08TEWMiu10[/youtube]
Никому ничего не напоминает?
Мне кажется - начался всеобщий дурдом!

[Цитировать]

И еще раз все о том же!«Руслан и Людмила» в Большом театре: отличная акустика, прекрасная музыка.Но слушать лучше закрыв глаза
Прискорбное зрелище под названием «Руслан и Людмила», увидевшее свет в Большом театре, наводит на мысли о том, что если историческое здание реставрировали для таких спектаклей, то реставрировать его вовсе и не стоило
Петр Поспелов
Vedomosti.ru
07.11.2011, 02:09
Начать, однако, хочется, с приятного. Отрадных обстоятельств два. Первое: акустика прекрасная, музыка после реставрации звучит лучше, чем до. Резонанс естественный, звук долетает из глубины сцены и со дна оркестровой ямы равно легко.
Второе: приглашение дирижера Владимира Юровского (оперный дебют в России) себя полностью оправдало. Он провел пятичасовой спектакль, точно, внимательно, аккуратно собирая ансамбли, не теряясь и не гремя. Премьерный состав был ровен, пленяли голосами Чарлз Уоркмен (Финн и Баян), Альбина Шагимуратова (Людмила), Александрина Пендачанска (Горислава) и Юрий Миненко (Ратмир). Да, партию Ратмира отдали контратенору, чего Глинка не задумывал, — но рельеф ансамблей обогатился, словно к обычным женским и мужским голосам добавился еще один звуковой вид. Чуть легковато спел Руслана Михаил Петренко, его старший коллега по Мариинскому театру Владимир Огновенко отвечал ему зычным басом Светозара. Был бы неплох и Алмас Швилпа, но коронному номеру его партии — знаменитому Рондо Фарлафа — явно недостало темпа.
Это уже вторая премьера Большого театра (первой был прошлогодний «Дон Жуан»), где в премьерном составе не было ни одного штатного артиста труппы. Преимущества контрактного кастинга являют себя де-факто.
Но придется и о грустном. Постановщик Дмитрий Черняков, палочка-выручалочка Большого театра, на этот раз сотворил нечто, лежащее ниже всякой критики. Действие оперы стало проекцией внутренних комплексов двух немолодых европейцев, Финна и Наины (Елена Заремба вместо обещанной Елены Образцовой), — что вошло в противоречие с объективно-эпической природой оперы Глинки. Спектакли Чернякова и раньше были надуманны и нелогичны, однако в них попадались подлинные смысловые откровения — как в «Китеже», «Аиде» или «Воццеке». На сей раз муза режиссера не посетила — что ж, такое может случиться с каждым. Печальнее то, что, не найдя точных решений, он заполнил спектакль расхожими банальностями вроде борделя — которыми легко развлечь публику, не слишком знакомую с оригиналом Глинки.
Неудача это режиссера или театра? С одной стороны, вроде бы рановато требовать от руководства, только что победно закончившего великую стройку, еще и творческой заботы о каких-то спектаклях. С другой стороны, для спектаклей театр и реставрировали. Но все, что мы знаем о репертуарных планах Большого, пока не свидетельствует о наличии ясной художественной стратегии. Голова художественного руководителя (а не только генерального и музыкального) у Большого театра еще должна отрасти. Поэтому не будем воспринимать «Руслана и Людмилу» как знак нового курса. Курса нет, его только предстоит определить. А тогда ничто не помешает поставить шедевр Глинки еще раз.
ВЕДОМОСТИ: http://www.vedomosti.ru/lifestyle/news/1413331/scena_bez_golovy


Последний раз редактировалось: aga (2011-11-07 17:59), всего редактировалось 1 раз

[Цитировать]

Насколько понимаю этот отрывок из оперы, снятой на телефон.
Давайте приоткроем занавес)))
[youtube]http://www.youtube.com/watch?v=2FskrnmRcFw&feat...elated[/youtube]

[Цитировать]

А вот еще Ария Ратмира, но мне сложно сказать что это из Руслана и Людмилы)
[youtube]http://www.youtube.com/watch?v=XpaUe0bh1zQ[/youtube]

[Цитировать]

Все встало на свои места - это генеральный прогон 31 октября
Сцена "Сады Наины"
http://www.youtube.com/watch?feature=player_detailp...mp;v=bjCpdMQJRSY

[Цитировать]

Рондо Фарлафа. Алексей Тановицкий! Премьера 3 ноября.
[youtube]http://www.youtube.com/watch?v=RAYMmZySuAo&feat...elated[/youtube]

[Цитировать]

admin,
Да, это ария Ратмира, но бычно ее исполняли женщины, меццо-сопрано, редко контральто, но здесь опять новодел - приглашен контр-тенор, видимо, дань современной моде на этот голос.
Эту арию с успехом исполнял Зрик Курмангалиев, знаменитый контртенор, к сожалению рано ушедший из жизни.
Слышала только в записи, но не видела - великолепно!
По первому ролику - сцена в борделе, что и вызвало возмущение некоторой части публики!
В Садах Наины зантересовали исполнительницы - это приглашенные цирковые девушки или высокопрофессиональный миманс БТ? Если так, театр расширяет границы своих возможностей! То ли еще будет.....
Вообщем, сказка кончилась, началась проза жизни!
admin, Вам спасибо за приоткрытую занавеску - было интересно! bp

[Цитировать]

admin, Вам спасибо за приоткрытую занавеску - было интересно!
Сам случайно увидел)
Надеюсь это будут не тенденции театра, а частное самовыражение режиссера)
Такие оперы нужны, прогресс необходим во всем) главное что бы оригинал оперы не забыли через сто лет, а эту постановку бы изучали студенты театральных вузов)

[Цитировать]

эту постановку бы изучали студенты театральных вузов)
Для них были выложены "Простые вопросы", Черняков там тоже присутствует - интересно же знать, что думает тот или иной режиссер о своей работе.
С мэтрами все ясно, они всё доказали своими постановками, а вот к молодым надо еще прислушаться.
Если вдруг попадеться ролик сцены битвы Руслана с Головой, где звучит ария: О поле, поле, кто тебя усеял мертвыми костями?, пожалуйста, выложите. Если такая сцена вообще сохранилась в этой постановке.
Интересно, как ее переработал режиссер - в детсве замирала от страха и зажмуривала глаза, а потом больше никогда эту оперу видеть не доводилось.

[Цитировать]

ca
К смайлику добавить нечего.

[Цитировать]

«Руслан и Людмила» в Большом театре
Екатерина Бирюкова · 07/11/2011 (Фотогалерея)
В спектакле нет ни слова про тандем и имеется всего пара голых статисток, но, похоже, статус самой скандальной продукции театрального сезона ему обеспечен.- Однажды так получилось, что мы с режиссером Черняковым попали в усадьбу «Архангельское». Это не был выходной или праздник, посетителей было не очень много, но почти все они были одеты в белые платья с фатой. То есть, конечно, к ним прилагались женихи, видеооператоры и нарядные гости, но заметнее всего были именно невесты, которые выскакивали на нас буквально из-за каждого угла. Уже вернувшись в город, я поняла, что этим зрелищем, будто взятым из какого-нибудь продвинутого спектакля средней руки, мы были обязаны аккуратному числу 08.08.08 — одному из тех, которые, по современным поверьям, должны принести молодоженам счастье. «Все равно разведутся», — мрачно отреагировал на это объяснение Черняков.
В принципе, поставленный им в Большом театре спектакль «Руслан и Людмила» примерно об этом. Точнее, о том, что отношения современных людей не регламентируются никакими ритуальными заклинаниями. Как, впрочем, и отношения публики и театра. И если был в премьерном спектакле какой-никакой хеппи-энд, столь противоестественный для Чернякова, то он стал возможен только потому, что Руслан и Людмила сбегают на последних тактах оперы от нарядных свадебных гостей, а публика — впервые в истории российского оперного театра — готова забыть про табуированную и сонную атмосферу храма искусства и в голос отстаивать свои симпатии и антипатии.
В спектакле нет ни слова про тандем, имеется пара обнаженных мужских торсов, пара мелькающих на заднем плане голых визжащих статисток и несколько столь показательно-гламурных лобзаний, что их вообще всерьез нельзя рассматривать. Но, похоже, статус самой скандальной продукции театрального сезона ему обеспечен.
Объявить спектакль «порнографическим безобразием», конечно, самое простое. Но только это смешно, ей-богу. Разумеется, если очень напрячься, можно даже углядеть эротические аллюзии в сцене, где Ратмир играет в серсо с девушками из царства Наины. Но гораздо больший дискомфорт у публики, надо думать, вызывает не это.
Спектакль очень непростой, многослойный, полный неокончательных намеков. Он требует от зрителя внимательной напряженной работы, ничего общего не имеющей с развлечением и детской сказкой. Детей туда водить не имеет смысла — и совсем не потому, что это в жанре «детям до 16», а потому, что они ничего не поймут. Черняковский «Руслан» — это уже не интерпретация текста, а разговор с ним, и подчас довольно жесткий.
Все время ускользает грань между реальной театральной игрой и игрой в эту самую игру. Свадьба Руслана и Людмилы — костюмированный корпоратив. Мертвое поле — киношная декорация с уходящими в финале с работы трупами боевиков. Замок Наины — ролевая игра в бордель, причем заманивающий не такой банальностью, как телесная доступность, а намного более дефицитными вещами: беззаботностью, дурашливостью, тихим девичьим уютом, к которым очень идет танцевальная сюита из глинкинской оперы.
Самая нервная и дискомфортная — сцена у Черномора. Как раз из-за несоответствия между внешним райским благополучием, с его белыми гостинично-больничными интерьерами, услужливо-садистскими горничными, маникюршами, идеальных пропорций любовниками, ‒ и внутренним разрушением Людмилы, которая больше не может играть ни в какие игры.
Но почти все остальные в них играют. И зрители, привычные к ежевечернему телепросмотру «Голых и смешных», но вопящие «Позор!» при виде накачанного культуриста (который вообще ничего предосудительного не делает, разве что уморительно танцует лезгинку), − зрители, конечно, тоже.
Ах да, если кто еще не знает (ведь подробности «издевательств над классикой» стали просачиваться сквозь стены Большого задолго до премьеры): никакого Черномора в спектакле нет, есть только ряженый куклёнок в сцене свадьбы. С Головой — та же история, хотя помимо карнавальной версии этого персонажа есть еще видео говорящего мертвеца, напоминающее о горячих точках нашей страны. Купюр в партитуре почти не сделано, безразмерные танцевальные сюиты полностью сохранены, но балетному критику поживиться нечем: во время танцев у Наины катаются на роликах, а у Черномора — делают массаж. Финн и Баян — это один человек, и уже не важно, кто из этих персонажей в финальной сцене поет балладу «Есть пустынный край», взятую из Интродукции. Гораздо важнее слова, которые ее завершают: «Но не долог срок на земле певцу, / Все бессмертные в небесах».
Главный герой в постановке — вовсе не Руслан, а Финн. И выучивший эту загадочную русскую партию американский тенор Чарльз Уоркман (он поет ее в обоих составах) — фантастическая находка. Его чистый голос и амплуа интеллектуала-романтика, снедаемого рефлексией и сомнением, — смыслообразующие элементы всей конструкции. Его проговоренные и непроговоренные разногласия с Наиной — сюжетная зацепка, с помощью которой Черняков выстраивает свой очередной перпендикуляр к классическому тексту. Появляющиеся во время смены декораций огромные молчаливые экраны с выразительными лицами Финна и Наины показывают кукловодов, доброго и злого, придумавших историю с похищением, чтобы доказать друг другу недоказуемое: что любовь есть и что любви нет. Так гласят титры с их выдуманным разговором.
Наина, соответственно, еще один очень важный персонаж, и никакая это не «страшная старушка», а полная сарказма бодрящаяся дама в брючном костюме. Роль эту тоже исполняет одна певица на оба состава — бывшая звезда Большого, давно сделавшая карьеру за его пределами, убедительная Елена Заремба.
Исполнителей остальных партий — по два. И никто из них, за исключением удачной выпускницы Молодежной программы Ульяны Алексюк (Людмила во втором составе), не имеет прямого отношения к Большому театру. Первая Людмила — безукоризненная Альбина Шагимуратова, солистка Татарского оперного театра с впечатляющей международной карьерой. Первый состав сильно выигрывает за счет трех басов — мариинцев Михаила Петренко (Руслан), Владимира Огновенко (Светозар) и литовца Алмаса Швилпы (Фарлаф), которые точнее и в вокальном, и в актерском отношении. Зато вполне равноценны обе Гориславы (болгарка Александрина Пендачанска и хорошо известная певица из «курентзисовского пула» Вероника Джиоева) и оба Ратмира, меццо-сопрановая партия которого впервые поручена контратенору (украинец Юрий Миненко и выпускник ГИТИСа родом из Грозного Владимир Магомадов).
Долгожданный маэстро Владимир Юровский за пультом и та «белькантовость», которой он добивался от музыки Глинки, ‒ гораздо менее обсуждаемая часть продукции, хотя не менее радикальная. «Руслан» скорее название из учебников, чем из актуальных афиш. И если эта музыка сейчас с каким-то исполнением ассоциируется, то с гергиевским, очень силовым, цветистым. «Руслан» Юровского — это анти-Гергиев. Никакой цветистости и внешней эффектности. Оркестр прозрачный, негромкий. Иногда даже кажется, что нам слишком уж всё разжевывают. Зато слышны все подголоски и соло в яме (довольно сильно приподнятой), слышны контратенора, с их заведомо более тихими голосами, и даже почти все слова из скороговорочной арии Фарлафа. «Руслан» почищен и отремонтирован, как Большой театр, только что не блестит так же сильно.

[Цитировать]

Ну что же: Они добились своего - хотели развалить нашу культуру своими руками - вот пожалуйста. Сначала мат со сцены Большого, потом армия для артистов балета, теперь вот стриптиз и прочее - результат: Ведущий солист балета Большого - американец, теперь и тенор то же американец. Всё прощай культура.

[Цитировать]

хотели развалить нашу культуру своими руками - вот пожалуйста.
OSKAR,
Теперь это называется ИНТЕГРАЦИЯ, применительно для БТ - СОЦИАЛЬНАЯ ИНТЕГРАЦИЯ! bk
потом армия для артистов балета
Это - за гранью разума cc
Потеряли же в свое время Евгения Кисина, вовремя отправленного родителями в Лондон из-за грозившей армии, так же будут потеряны навсегда фактурные балетные мальчики, которых и сейчас почти нет.
Грустно! bw

[Цитировать]

Теперь это называется ИНТЕГРАЦИЯ, применительно для БТ - СОЦИАЛЬНАЯ ИНТЕГРАЦИЯ!
Верно говорите) Интеграция в данном случае хуже чем простой синтез. Влияние режиссера чувствуется во всем (хотя полностью я оперу не видел) и судить не мне.
Но повторюсь - главное не то, кто поставил и как, а то, что бы таких моментов в жизни Большого театра было из разряда 1 к 10-ти.
Тогда и эксперименты с великими полотнами будут проходит не столь заметно, а что еще важней публика не забудет оригинала.

[Цитировать]

Но, похоже, статус самой скандальной продукции театрального сезона ему обеспечен.
admin,
Думаю, ставка была именно на скандал! Он состоялся! А все рассуждения в последней статье о многослойности и намеках, которые заложены в постановке, бред.
Возникло ощущение, что сейчас дана команда правильно расставить акценты на этом спектакле, а публике доказать, что она пришла не туда, где положено быть, возвращая ее к "Голым и смешным".
Эффект скандала состоялся, значит могут последовать гастрольные предложения, как уже было с "Евгением Онегиным".
Театром теперь правит Бабло, а не Культура! Поэтому Черняков для театра стал бесценной находкой - то ли еще будет! И счет будет не 1 к 10, а ровно наоборот, 10 к 1.
Что-то совсем грустно от собственных умозаключений! bh

[Цитировать]

Продолжение разговора о реконструкции Большого театра.
На канале СТС в программе "Детали. Новейшая история" Николай Цискаридзе рассказывает и показывает закулисье Большого после реконструкции.За предоставленный ролик большая благодарность пользователю morkofffka bi[youtube]http://www.youtube.com/watch?v=-BHngLxXV50[/youtube]


Показать сообщения:    

Текущее время: 05-Дек 07:29

Часовой пояс: UTC + 3


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Вы не можете прикреплять файлы к сообщениям
Вы не можете скачивать файлы