Памяти Галины Сергеевны Улановой (8 января 1910 - 21 марта 1998) (Константин Куц) [2008 г., Документальная зарисовка, TVRip]


 

[Цитировать]

Памяти Галины Сергеевны Улановой (8 января 1910 - 21 марта 1998)
Год выпуска: 2008
Жанр: Документальная зарисовка
Продолжительность: 00:05:46
Режиссер: Константин Куц
В ролях:
Ведущий Илья Кухаренко
Екатерина Максимова
Описание:
Сегодня, 21 марта 2009 года исполняется 11 лет со дня смерти
Улановой Галины Сергеевны (8 января 1910 - 21 марта 1998)
В 2008 году ТВ Культура в передаче БлокНот показал небольшую зарисовку о великой балерине, в которой приняла участие Екатерина Максимова
Передача состоялась 17.03.2008
Случайно сохранившаяся запись предлагается вниманию.
Доп. информация:
Творческая группа создателей передачи:
Режиссер-постановщик Константин Куц.
Оператор-постановщик Юрий Исаков.
Режиссеры Дмитрий Талин, Наталья Качанова.
Редакторы Елена Шапчиц, Камилла Урманова.
Продюсер Евгений Семенков.
Качество: TVRip
Формат: AVI
Видео кодек: XviD
Аудио кодек: MP3
Видео: 768x574 (1.34:1); 25 fps; XviD build 46; 902 kbps avg; 37.51 Mb
Аудио: 48 kHz; MPEG Layer 3; 2 ch; 64.00 kbps avg; 0:05:46.079 / 2.64 Mb

Об Улановой написано очень много, поэтому здесь несколько цитат, посвященных великой балерине

Клайв Барнс, балетный обозреватель газеты «Нью-Йорк Пост»:
Это было в 1956 году, Улановой уже было 46 лет. Она танцевала на сцене Ковент-Гарден, и это было удивительное зрелище. Она казалась такой молодой, как будто ей лет 14. Уланова подарила танцу глубину, ранее невиданную. Сегодня людям уже сложно представить, какой фурор произвел Большой театр во время тех гастролей. Это теперь балет в принципе одинаковый во всем мире, но тогда вся сила, мощь и красота большого балета была сосредоточена в одной маленькой женщине – Галине Улановой. Я видел все спектакли, которые она танцевала в Лондоне - «Ромео и Джульетту», «Жизель»… Какой восхитительной она была Жизелью! Она была такой разной на сцене и в жизни. Она не была гламурной, звездной, недосягаемой… Уланова не была похожа на Майю Плисецкую или Екатерину Максимову, - она напоминала домохозяйку. Но стоило только ей выйти на сцену, она превращалась в королеву. Ее танец был таким чистым, романтичным… Она не просто владела техникой – это была сверхтехника. Я видел грандиозную личность на сцене. Без единого слова она подчиняла себе весь зал".
Владимир Васильев:
"В ее танце всегда была недоговоренность, недосказанность, отрешенность и углубленность в себя. Такой же Уланова была и в жизни - редко появлялась на публике, держалась замкнуто. Пожалуй, нет ни одного человека, кто мог бы сказать: «Я знаю, что такое Уланова». Ее тайну никто не разгадал и никогда не разгадает. Потому что на самом деле она была одна и не пускала в свой мир никого. Даже мы с Катей, ее близкие друзья, не знали ее до конца. Хотя, казалось бы, с нами она была по-настоящему откровенна, раскрепощена. «Служенье муз не терпит суеты, прекрасное должно быть величавым», - это формула, которой Уланова следовала всю жизнь. Не влезать ни в какие интриги, ни с кем не бороться - эти правила были для нее святыми".
Ольга Лепешинская:
"Описать танец Улановой трудно и профессионалу. Ее движения, поза, поворот головы, жест описать невозможно. Все это меркнет на бумаге. Образ, ею созданный, оживленный ею, просто входил в тебя, в твое сердце".
Марго Фонтейн:
"Танец Улановой я даже не могу обсуждать, она – это нечто такое великолепное, что словами я выразить не смогу".
Алексей Симонов:
"Если проанализировать впечатления современников, поражает одна деталь: говорят не о танце, не о виртуозности или одухотворенности балерины, говорят об ожоге, ознобе, ошеломлении, восторге, слезах — говорят о себе. Что-то такое было в улановском искусстве, что восприятие его становилось фактом биографии зрителя…
Оператор-любитель своей примитивной 16-миллиметровой любительской камерой снял из оркестровой ямы несколько отрывков «Жизели». Общие планы, где виден рисунок танца — малоинтересны, но среди них, вдруг, один — примерно 10—12-секундный — крупный, почти во весь экран — кадр безумной Жизели-Улановой. И действительно, как ожог, ибо Уланова-Жизель там на самом деле безумна — глаза, пластика, безвольная унесенность музыкой — она и есть в эти секунды Жизель. И чье помутившееся сознание во взгляде — улановское или персонажа, — такая мысль даже не приходит в голову. Это такое «я в предлагаемых обстоятельствах», что сам Константин Сергеевич Станиславский снял бы шляпу".
Сергей Эйзенштейн:
"Она принадлежит другому измерению".
Святослав Рихтер:
"Уланова заново открыла балет"…
И это можно продолжать бесконечно...

Скриншоты







Показать сообщения:    

Текущее время: 03-Дек 03:23

Часовой пояс: UTC + 3


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Вы не можете прикреплять файлы к сообщениям
Вы не можете скачивать файлы